Главе ВС жалуются на квалификацию судами расписок как предварительных договоров

Фото с сайта www.business-vector.info

На имя председателя Верховного суда Вячеслава Лебедева поступило новое внепроцессуальное обращение, автором которого выступил депутат Госдумы шестого созыва от КПРФ, член Комитета ГД по вопросам собственности Владимир Родин.

Депутат начинает свое письмо с рассказа о ситуации, которая побудила его обратиться в ВС. Он получил жалобу от гражданки Онофрей Е. В. на двойственное толкование судами законодательства, продемонстрированное, в частности, Солнечногорским судом Московской области по гражданскому делу № 2-2076/2014.

Была ли просрочка исковой давности?

Онофрей обратилась в суд с иском к гражданам, каждый из которых получил от нее деньги по распискам в получении задатка со 100% оплатой и каждый из которых уклонялся от передачи ей полностью оплаченной недвижимости. Требования к каждому из ответчиков являлись самостоятельными, поскольку Онофрей объединила в одном иске пять раздельных исков по разным объектам недвижимости. Солнечногорский горсуд в декабре 2014 года отказал истице в удовлетворении ее требований. Апелляционная и кассационная инстанции оставили решение в силе.

Суды мотивировали свою позицию тем, что Онофрей пропустила исковой срок давности. Однако при его установлении все три инстанции исказили гражданское законодательство РФ и обстоятельства дела, считает Родин. "Суды применили исковой срок давности в отношении требований Онофрей к двум ответчикам, которые не заявляли о пропуске этого срока ни письменно ни устно, что подтверждают материалы дела", – отмечает депутат. По его мнению, это противоречит ч. 2 ст. 199 ГК РФ, которой установлено, что исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения решения.

Кроме того, Родин ссылается на п.10 Постановления пленума ВС № 43 от 29 сентября 2015 года "О некоторых вопросах, связанных с применением норм ГК об исковой давности", в котором сказано, что "согласно п. 2 ст. 199 ГК, исковая давность применяется только по заявлению стороны в споре, которая в силу положений ст. 56 ГПК, ст. 65 АПК несет бремя доказывания обстоятельств, свидетельствующих об истечении срока исковой давности. В силу ч. 3 ст. 40 ГПК, ч. 3 ст. 46 АПК, п. 1 ст. 308 ГК заявление о применении исковой давности, сделанное одним из соответчиков, не распространяется на других соответчиков, в том числе и при солидарной ответственности".

В решении заведомо ложно устанавливается начало течения искового срока давности с 2010 года от документов, созданных позднее: только в июне 2012 года, согласно штемпелям почтовых отравлений на них, пишет Родин. Апелляция и кассация же привязывают начало течения срока исковой давности к 2006 году – к датам расписок в получении задатков, несмотря на то, что одна из них написана в 2010 году.

Расписка ≠ предварительный договор

По мнению коммуниста, "суды изменяют содержание ст. 329, 380, 429 ГК, оценивая "расписки в получении задатка" как "предварительный договор". В то время как понятие задатка, форма соглашения о задатке определены ст. 380 ГК, которая относится к главе 23 "Обеспечение исполнения обязательств" подраздела 1 "Общие положения об обязательствах" ГК. При этом ст. 429 ГК относится к иной главе 27 "Понятие и условия договора" ГК, иного подраздела 2 "Общие положения о договоре" ГК. Кроме того, у суда отсутствуют полномочия для идентификации соглашения о задатке, относящегося к ст. 380 ГК, как предварительного договора, относящегося к ст. 429 ГК.

Более того, сам ВС признал незаконность квалификации "расписок в получении задатка" как "предварительных договоров" и, как следствие, признал неправильность в этом случае квалификации возникших между сторонами отношений и соответственно неправильное применение норм права, достаточное для отмены вынесенных постановлений (определение гражданской коллегии ВС от 10 ноября 2015 года № 78-КГ15-29). Незаконность такой квалификации расписок в получении задатка признана и п. 8 Постановления Пленума ВАС от 11 июля 2011 года № 54 "О некоторых вопросах разрешения споров, возникающих из договоров по поводу недвижимости, которая будет создана или приобретена в будущем".

Суды необоснованно вменяют в вину Онофрей то, что она в 2007 году не совершила сделки купли-продажи в отношении недвижимого имущества:

– право собственности на которое за ответчиками было зарегистрировано позднее (только в середине 2010 года),

– право собственности на которое даже на момент принятия решения не перерегистрировано на наследника двух из ответчиков;

– не учитывая, что течение искового срока давности не могло начаться ранее 2010 года, когда произошла указанная регистрация права собственности у ответчиков, как установлено в п. 1. Постановления Пленума ВАС от 11 июля 2011 года № 54.

"Суд, нарушив основополагающий принцип судопроизводства – ст. 6 ГПК, сформировал позицию ответчиков, тогда как один вообще не являлся в суд, а другой заявлял совершенно иное: "хочу больше денег" устно и письменно, в виде встречного иска", – пишет Родин. В связи с этим он просит главу ВС проверить изложенные в документах обстоятельства и в случае их подтверждения сообщить ему, как представителю законодательного органа власти, "какие нормы законов необходимо уточнить или дополнить, чтобы исключить их двойственное толкование, приводящее к утрате частной собственности".

Источник

Комментарии запрещены.